Неделя 20-я по Пятидесятнице

Сегодняшнее евангельское чтение является, наверное, одним из самых простых и ясных из воскресных евангельских чтений. История несчастной наинской вдовы, чей сын был воскрешен, для всех нас представляется историей простой и понятной. И вместе с тем, при всей близости этой страшной трагедии, которую пережила женщина, потерявшая единственного сына и чудесно получившая его назад оттуда, откуда еще никто не возвращался, эта история содержит для нас глубокий, не всегда доступный в полной мере смысл.

Когда мы говорим о том, что в этой истории перед нами предстает мать, потерявшая своего единственного ребенка, мы должны, прежде всего, представить ту реальную обстановку, в которой жила эта женщина. Может быть, она овдовела, может быть, муж когда-то давно покинул ее, но никого у нее не было в этой жизни, кроме сына.

Этот сын, видимо, уже достаточно повзрослевший, не ребенок, но не ставший в полном смысле этого слова мужчиной, был ее единственной радостью, единственной надеждой. Не только потому, что это был ее единственный ребенок, не только потому, что именно он и она составляли семью, но, прежде всего, потому что в том обществе, в котором жила эта женщина, жизнь женщины без мужчины была еще более тяжелой, была еще более трудной, чем в наше время.

Сын был для нее не только радостью душевной. Он был ее защитой, опорой во всей ее жизни. Тем более что в те времена люди пожилые не могли рассчитывать ни на пенсию, ни даже на богадельню, если они оставались одни. Ни на больницу, ни на что из того, что в наше время позволяет одиноким пожилым людям чувствовать себя не в полной мере заброшенными.

Был тогда у человека хороший добрый любящий ребенок, значит, старость его была обеспечена. И наоборот, если у человека не было детей, или, если они были, но были дурны, человек оставался совершенно один, обреченный, может быть, на долгие годы бездомной нищей жизни и страшной смерти вне своего собственного дома.

Поэтому со смертью своего сына наинская вдова по существу теряла все. Не только единственного близкого и дорогого ей человека, но она теряла, прежде всего, всякую надежду на какую бы то ни было мирную старость. И хотя ее сына вышли хоронить многие, - ибо, наверное, для многих людей ее трагедия стала особенно пронзительно понятной и ясной - к сожалению, мир устроен так, что, посочувствовав человеку в момент его скорби, его несчастья, люди очень легко забывают об этом человеке в суете житейских буден. И хотя тогда та женщина шла не одна, но в толпе сочувствующих ей людей она была уже безмерно одинока.

И вот в этот момент Спаситель увидел ее. В этот момент Он пришел к ней. Наверное, она шла уже, может быть, не в состоянии ничего говорить, думать. Она была убита горем. И обратите внимание, что Спаситель не стал говорить с ней ни о чем, не стал испытывать ее веру, даже чтобы показать глубокую веру ее другим людям. Он просто взял и исцелил от смерти, не от болезни, но от смерти, ее сына.

Наверное, если мы вдумаемся в этот эпизод, то мы сразу поймем его глубокий религиозный смысл. Воскрешая умершего юношу, Христос тем самым продемонстрировал всем, что именно так будут воскрешены от смерти все праведники, когда Он придет в этот мир второй раз. Это было событие, которое являло смысл Его прихода в этот мир – спасение людей от вечной смерти.

Но в евангельской истории важнее другое. Важнее его удивительное сострадание и любовь к этой женщине. Он не хочет испытывать ее веру никак, ибо знает, что страдание столь безмерно, что кроме Него, Бога, для нее не остается никакой надежды в этом мире.

И вот Он, Бог, пришедший в этот мир, исполняет (на что уже, может быть, и не надеялась эта безутешная вдова) Свое одно из самых поразительных чудес. Он совершает чудо, которое наводит даже страх на людей. Юноша воскресает, сразу о чем-то начинает говорить, подчеркивая этим самым реальность происшедшего воскрешения.

Люди расходятся в смятении, в страхе. Обратите внимание, о любви и радости Евангелие ничего не говорит. Да, наверное, и мы с вами, ставши свидетелями такого рода воскрешения, не столько бы возрадовались, сколько бы ужаснулись тому, какая великая тайна вошла в нашу жизнь.

На этом евангельское чтение кончается.

Люди осознают то, что пришел Бог, им становится даже от этого страшно. А каковы будут эти люди в отношении к Богу? Евангелие нам не говорит об этом ничего в данном эпизоде. Мы потом узнаем о том, что многие из этих людей, потрясенные, может быть, с благоговением расходившиеся тогда, будут с теми, кто будет гнать апостолов и распинать Христа.

Опять-таки, такова неверная человеческая память. Мы не знаем, что станет с вдовой. Может быть, и она не дерзнет встать в число последователей Спасителя. Неизвестна нам и судьба воскресшего юноши. Но мы знаем другое, мы знаем, что Христос любит нас такими, какие мы есть. Мы знаем о том, что Христос даже с помощью чуда готов прийти к нам на помощь, даже тогда, когда мы в своем безутешном несчастье, может быть, забываем о Боге.

Но, задумавшись над этим евангельским рассказом, мы должны задать себе еще один вопрос. Почему же Христос, пришедший первый раз в этот мир как самый простой человек, не имевший ни семьи, ни дома, ни богатства, всю жизнь проводивший в конкретном служении простым бедным людям, этим больным и убогим, и получивший за это крестные муки, почему второй раз Христос придет в этот мир уже другим?

Евангелие много не говорит нам об этом, но говорит о главном – второе пришествие Христово будет страшным пришествием. Неужели Бог, который есть Любовь, придет в этот мир, как строгий Судия, карающий грех? Наверное, дело не только в этом. Второе пришествие Христа будет страшным для людей, потому что первое пришествие Христово, когда Он говорил с человеком просто, как человек с человеком, когда Он проникался всеми человеческими немощами и скорбями и помогал человеку в его конкретных насущных делах, страданиях и скорбях, что это первое пришествие Христа так, увы, мало изменило мир.

И Христос будет вынужден прийти и второй раз, и не сможет уже не наказать грех. Конечно, и тогда Он будет совершать великие чудеса, но тогда Он будет прощать, и тогда Он будет любить. Точно так же, как в истории с наинской вдовой, многие воскреснут тогда в Его второе пришествие.

Воскреснут для вечной жизни для Бога и с Богом. Но многие из тех, которые даже, наверное, будут считать себя христианами в последние дни этого мира, неожиданно окажутся вне Бога. Бог не узнает в них христиан, не признает в них христиан. Бог вынужден будет сказать, что эти люди жили так, как будто не было первого пришествия Христа, когда Он просто вместе с людьми страдал, когда Он просто по-человечески всех людей любил.

И вот Он, не желая оставить человека даже в смерти, Он принял смерть, одну из самых мучительных смертей, которые когда-либо придумывало человечество для умерщвления человека. Он все это прошел, но мир, увы, мало изменился.

Давайте задумаемся именно над этим. Почему не прошедший даже мимо безутешной наинской вдовы Христос, второй раз придет в этот мир, как грозный Судия? Любящий человека, страдающий из-за человека, из-за его грехов и спасающий человека, но тогда уже через окончательное вынесение суда над каждым из нас.

И вот в этом удивительном сочетании бесконечно любящего нас Бога, любящего до самоотвержения, до самопожертвования любящего нас Бога, и одновременно Бога, который окончательный приговор произнесет каждому из нас тогда во время Страшного Суда. В этом удивительном сочетании открывается тайна Божественного промысла о каждом из нас.

Мы теперь знаем, какой Бог на самом деле: страдающий и любящий нас. Мы знаем, что Он был в этом мире, и создал в этом мире все условия, для того чтобы мы не просто спаслись, но стали лучше уже здесь сейчас в этом мире.

И если мы будем продолжать жить так, как будто Христа не было в этом мире, как будто Он не любил, не страдал, не исцелял, не воскрешал, то когда Он вновь придет в этот мир, нам уж не будет пути к Богу. Мы уже не сможем покаяться перед Ним, вернуться к Нему.

И вот, в сегодняшний воскресный день, когда на наших глазах совершалась очередная Божественная литургия и Христос реально был с нами, давайте завершим этот день в благоговении веры, с таким же, может быть, благоговейным страхом, но с такой же одновременно благоговейной радостью, с которой расходились лучшие из тех людей, кто видел воскресшего сына наинской вдовы. Аминь.

Проповедь протоиерея Георгия Митрофанова

Фотографии: