Золотое правило христианской этики

Заповедь о любви к врагам, пожалуй, самая непростая для исполнения среди всех евангельских заповедей. Ее не только сложно исполнить, но и непросто понять, что она означает, ведь под любовью может скрываться очень широкий спектр чувств и эмоций, если оставаться в рамках русского языка, то осознать смысл слов Христа о любви к врагам вряд ли удастся.

Дело в том, что русский язык использует слово «любовь» невероятно широко: с его помощью мы обозначаем и отношение к родителям, и к супругам, и к пище, которая нам кажется предпочтительной, и к родине, и к друзьям, и к домашним животным. Этот перечень можно продолжать очень долго: отношение ко всему тому, к чему мы испытываем нежные чувства и влечение в русском языке можно обозначить через использование слова «любовь». Это же слово используется и для обозначения чувств к людям, оно же определяет и отношение к Богу, более того, если следовать Первому соборному посланию Иоанна Богослова, то и Сам Бог определяется все тем же словом: «Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть любовь» (1Ин. 4:8). Вывод о том, о каком именно виде любви идет речь, мы делаем на основании контекста, но не так обстоит дело в греческом языке, на котором был написан Новый Завет, в греческом есть четыре слова для описания того, что на русский переводится как «любовь».

В этом евангельском отрывке используется слово, которое не имеет никакой эмоциональной окраски. Иными словами, заповедь о любви к врагам не подразумевает соответствующей любви эмоции и сердечной привязанности. Речь идет, скорее, о принятии врагов как своих. Соответствующее греческое слово указывает на существующее в любом обществе деление на своих и чужих. Есть свои — те, кто нам может быть и неприятен, но тем не менее, мы их принимаем и осознаем свою с ними общность. И есть чужие, те, с кем у нас нет ничего общего. К примеру, все граждане одной страны — так или иначе свои друг другу. То же самое можно сказать и про членов одной семьи, даже если у них есть сложности в общении друг с другом — они свои. Внутри одной общности могут быть какие угодно конфликты, но в случае какой-либо внешней опасности конфликты останутся в стороне, люди, которые осознают свою общность, способны быстро объединиться.

Израильское общество времен Христа было очень неоднородным, внутри этого общества были самые разные этнические и религиозные группы, между которыми зачастую не было никакого общения. Они попросту не существовали друг для друга. Более того, было и более тонкое деление: на тех, кто праведен с точки зрения закона, и тех, кого иудаизм того времени определял как грешников. С грешниками благочестивый иудей не должен был иметь какого-либо общения, оно могло его осквернить и отторгнуть от общества, превратить из своего в чужого.

На фоне всего этого звучит Христова заповедь о любви к врагам. Она призвана устранить разделение на своих и чужих, устранить изоляцию одного человека от другого. Для верующего во Христа человека любой другой человек должен быть своим. Не в смысле сердечного расположения или же эмоции, а в смысле осознания единства всех людей как потомков Адама и Евы, а если говорить о христианском обществе, то и как единого Тела Христова, которое, по определению апостола Павла, и есть Церковь.

епископ Переславский и Угличский Феоктист

Фотографии: