Неделя по Рождестве Христовом

Евангельское чтение воскресенья недели после Рождества Христова продолжает нам повествование о первых днях жизни Спасителя на этой земле. Мы говорили в Рождество о том, как весьма сурово принял мир Спасителя. Как уязвим Он был в этом мире с самого начала. Как хотелось силам тьмы уничтожить Его уже во чреве Матери. Ещё в младенческой колыбели.

И вот сегодняшнее евангельское чтение, выпадающее на период святок, призывает нас задуматься над тем, насколько же мир не желал принять Бога. Сегодня Церковь не только через евангельский рассказ, но и через своё богослужение напоминает нам о тех, кто был родителями Бога в этом мире. Не только о Пресвятой Богородице, память о Божественном материнстве Которой мы несём в своём сердце. Сегодня мы должны вспомнить и об Иосифе Обручнике.

Евангельское чтение концентрирует наше внимание именно на Иосифе Обручнике, на этом пожилом человеке, который на старости лет принял на себя великое и тяжкое бремя земного отцовства по отношению к Сыну Божьему. Родившись в самых неподходящих условиях, в самый неподходящий момент, Спаситель вынудил Своим рождением бежать в Египет. Задумаемся над этим эпизодом по существу. Представим ту эпоху, условия жизни той страны. Иосиф ведь не в Шарм-эль-Шейх поехал с семьей на рождественские каникулы. Он бежал в Египет, спасая от гибели этого столь странно, ещё недавно столь искусительно для него самого появившегося на свет Младенца. И так будет продолжаться дальше. И конечно, его родители должны были быть людьми совершенно особого рода, чтобы всё это бремя нести. Вот почему, собственно говоря, и понадобились века, чтобы появились на земле люди, способные принять в лоно своей семьи Бога. Должны были пройти поколения праведников, чтобы сформировалась та среда, в которой люди не смогли бы так легко, как им этого захотелось изначально, убить Бога. Но смогли бы дать Ему возможность вырасти, сформироваться как человеку и явить Ему ту меру человеческой любви, которая могла быть сопоставима с безмерной способностью Бога любить людей.

Но, тем не менее, проходят века, и, в особенности в нашей церковной жизни, приходится констатировать то обстоятельство, что, к сожалению, Святое семейство предстаёт для нас чем-то совершенно отвлечённым.

Иосиф Обручник, оказавшийся на склоне лет рядом с совсем ещё юной девушкой, вместо спокойной старости в заботе и почитании его должен был постоянно принимать на себя очень тяжёлые бремена. Вспомним хотя бы искушение его после того, как он узнал, что его жена беременна, а он её не знал. И как легко было ему тогда стать во имя исполнения вековых принципов Иудейской нравственности богоубиицеи! Надо было только, исполняя закон, объявить о странной, добрачной, как сказали бы мы сейчас, беременности своей молодой жены. И её бы просто побили камнями. Как бы радовался дьявол, видя побиение камнями Богородицы, носившей во чреве Христа! А Иосиф этого не сделал. Иосиф взял и попрал вековые требования ветхозаветного закона. Во имя сострадания, во имя любви не исполнил заповеди Божией. И стал уже тогда христианином, когда решил, ещё в полной мере не восприняв то, что произошло, просто простить свою забеременевшую жену. Попытаемся просто с позиций житейского опыта и здравого смысла взглянуть на жизнь Святого семейства, и перед нами проступят такие сюжеты, такие жизненные обстоятельства, которые действительно способны по- настоящему потрясти любого человека – особенно имеющего опыт жизни в семье, имеющего опыт воспитания детей.

И показательно то, что с самого начала и Иосиф, и Мария знали о том, что их чудесный – в силу своего уже зачатия и Рождества – Младенец будет ненавидим миром. И они употребили все свои силы на то, чтобы годы жизни своего Божественного отрока сделать такими, чтобы Он мог ощутить Себя в маленьком микромире Своей семьи, в которой Его любили, в которой Его почитали. А ведь это апофеоз родительства – когда родители не только любят своих детей, но когда они чтут своих детей, воспринимая их как творение Божие, как дар Божий. Ведь очень многие проблемы потому и возникают в семьях, что родители воспринимают своих детей как нечто ими самими созданное, произведённое, от них зависящее, им во всём всем обязанное. А здесь ведь изначально совсем другое. Ведь Святое семейство воспринимало своего Ребёнка так, как, собственно, и должно воспринимать любого человека в этом мире – как Дар Божий, им вверенный на какое-то время. Многим ли из нас присуще такое отношение к детям? Скорее мы ожидаем почитания от них себя, чем чтим в них образ Божий, который часто в детях проступает куда явственнее, чем во взрослых.

Но, к сожалению, получается так, что эти дни, следующие за Рождеством Христовым, проходят в суете святок, когда, с трудом отходя часто от очень земной радости построждественских дней, мы уже, так сказать, готовимся к радости – тоже часто суетной – крещенских праздников. Когда для многих даже и православных христиан гастрономические процедуры должны уступить место водным процедурам. А между тем вот эти святочные дни – и Церковь нам об этом прямо говорит в своём богослужении – должны быть обращены к размышлениям о Святом семействе. И прежде всего, возможно, даже не о Богородице, а именно об Иосифе Обручнике. Ибо, как вы знаете, нигде так много не говорится в Евангелии о нём, кроме как в тех самых евангельских чтениях, которые читаются именно в этот период времени. Это время в значительной степени – его, отца вот этого самого семейства, Святого семейства.

В сегодняшнем евангельском чтении точка ставится на очень важном месте, на месте, которое в Евангелии не будет как-то пространно, выразительно, в деталях представлено. Это период детства, отрочества и юности Спасителя. И в этом есть, безусловно, глубокий смысл. Служение Святого семейства только начиналось – как прелюдия служению Божественного Сына. И Пресвятая Богородица, и праведный Иосиф уже в первые годы жизни этого Богомладенца явили нам тот главный пример христианской жизни, которая должна поддерживать и вдохновлять нас. Христос вверил Себя, в том числе, и в наши руки. Будем внимательны и чутки к Нему. Будем сознавать свою ответственность перед Христом, будем вдохновляться в своей жизни подвигом тех, кто отнюдь не идиллически начал свою жизнь с Богомладенцем, получив впоследствии высокое наименование – Святое семейство.

Когда в этот – мечтавший уничтожить Бога – мир Бог пришёл как беззащитный Младенец, вверенный в руки по существу ещё совсем юной Девушки и почти старика, эти два человека смогли создать Богу на многие годы такую жизнь в своей семье, что Ему там было хорошо. Те из нас, кто обладает семьями, те из нас, кто уже имеет своих внуков, задумаемся над тем, чтобы как бы бесчеловечно ни жило окружающее нас общество, попытаться сделать так, чтобы в наших семьях была другая жизнь. Семья – это малая Церковь. Попытаемся наши семьи сделать качественно иными. Постараемся в них созидать христианские отношения. И вы знаете, лакмусовой бумажкой состояния духовного наших семей будут наши дети. Если нашим детям будет хорошо в наших семьях – значит, мы победили мир, хотя бы на этом уровне. И пусть образы Пресвятой Богородицы и Иосифа Обручника будут нас вдохновлять в этом отношении все последующие годы. Аминь.

Архиепископ Артемий (Кищенко)

Фотографии: