О чудесном улове

Мы сегодня слышали Евангельский рассказ о том, как Господь пришел к апостолам, которые были рыбаками. Они ловили всю ночь рыбу и ничего не словили – тяжкий труд. Сырость, холод, ветер – тяжело, в руках тяжесть, очень тяжелый труд, и ничего не словили. Господь пришел, и начал слово говорить, и попросил: «Дайте Мне одну лодку».

Отплыли они на этой лодке, чтобы видеть всех людей. Мы очень часто стремимся вперед, к тому, что перед нами, и забываем, что рядом люди. Закрываем других от цели, к которой мы идем. Но Господь отплыл для того, чтобы всем было одно расстояние к Нему. Отплыл на лодочке, и стал говорить, и учить их. Когда закончил свою проповедь, то обратился к Петру: «Иди опять, сядь в лодку и лови, лови рыбу», а тот говорит: «Всю ночь ловили, устали уже, ничего не словили, но по слову Твоему сделаем, как Ты сказал». И пошли они опять в море, и словили рыбы так много, что надо было и вторую лодку позвать, и тогда переложили в другую лодку, и обе лодки начали тонуть. И тут раздался вопль, крик Петра: «Господи, отойди от меня, ибо я человек грешный». И Господь сказал в ответ на это: «Нынче же станете ловцами человеков». И они оставили лодки свои, и пошли вслед Его. Пошли Апостолы вослед Господа. Вот тут как бы вся жизнь наша с вами раскрывается. До встречи с Богом и по встрече с Богом. 

Давайте задумаемся, родненькие. Действительно, если мы не знаем Бога, если мы не стремимся к Богу, если мы не хотим Его познать, найти Его, обрести Его, жить в Боге, жить с Богом – никакого улова у нас нет, ничего у нас не получается, ничего мы не можем достигнуть, пустые лодки наши, пустые, всё в себя. Всё в себя, родненькие, а остается пустота. А давайте посмотрим на нашу жизнь. Ходили в гости, покупали подарки, готовили столы. Где эти гости, где эти подарки, где это всё? Говорили комплименты, хвастались, грамоты получали, на доске почета фото размещали. Где оно всё? Смотрите, сколько мы трудились? Вот в те годы, когда забыли Бога, когда Церковь была гонима. Сколько трудились люди? Разве меньше, чем сейчас трудятся? Вот вспомним эти колхозы: с утра до вечера люди трудились. Сейчас пойдите туда – разруха, разруха, ничего! Заводы возводили – разруха, не работают заводы. И мы нищие, и читаем в газете – страна наша где-то далеко-далеко, а тогда мы передовице читали о том, что передовые, лучшие в мире, всё у нас самое лучшее, и в космос поднялись, и всё. А сейчас – нищета, безработица. Грязь везде стоит, боль везде стоит – вот так жить без Бога, вот так быть без Бога. А когда услышишь Господа, когда станешь, задумаешься, когда поймешь, что в Нем истина, потому что Истина только одна – это Любовь, это, когда не для себя живешь. Когда стараешься, когда трудишься, когда всё отдаешь, всего себя отдаешь – но не в славу свою, а во Славу Божию. И когда Божье слово становится для нас законом, когда Божье слово для нас становится правилом, когда мы живем по этому Божьему слову, тогда вот и хочется сказать, как тогда сказал Петр: «Всю ночь трудились, всё время трудились, но по слову Твоему всё исполним». Вот так и в жизни нашей бывает: трудились-трудились, делали, создавали – семью, всё, всё разрушилось, всё потеряли. Пришли к Богу, стали на колени и стали молиться: «Помилуй мя, помилуй мя, Боже. Господи, помилуй!» – стали просить Его. И Он дает и дает нам. Ведь все мы живы. Сколько мы болели? Сколько мы страдали в жизни? А мы сейчас стоим в Храме и молимся. Есть у нас жизнь, есть у нас здоровье, есть у нас силы, есть у нас стремление жить и познать Бога. А что ответил Петр? Вот тут мы уже разнимся, хотя до этого момента мы похожи. Так и в нашей жизни – у каждого из нас, в каждой жизни. А как Петр ответил? Так ли мы отвечали? Петр ответил: «Отойди от меня, Господи, ибо я человек грешный» - он увидел всю меру своей жизни. Он увидел всю меру, где он находится, в какой он яме, он увидел всю меру греха своего. И первое что вырвалось? «Грешный я человек, грешный! Отойди сейчас, вот сейчас в минуту, Господи! Так сильно сияет! Так тепло! Что я еще не могу это познать… Мне еще тяжело, мне еще трудно!» - увидел это всё Петр. И первое что закричал: «Я человек грешный». Вот в этом и истина покаяния, вот в этом и глубина покаяния, вот в этом и есть смысл нашей жизни! 

Отвернуться от себя. Я человек грешный. Повернуться к Нему и идти к Нему! Мы же не так делаем, родненькие. Как больно иногда бывает: трудились-трудились и мы ничего не преуспели, а послушали Господа, забросили сети свои, получили благодать от Бога, получили добро от Бога, помощь от Бога, и пошло что? – хвастовство: «Вот мне Бог дал, вот мне Бог явился, вот чудо!» Господи, нужно ли спешить? Нужно ли нам спешить? Нужно ли превозноситься? Потому что, родненькие, беда, беда начнется. Первый раз мы скажем – От Бога мне дано; второй раз скажем – от Бога мне дано. И вот здесь уже не покаяние, здесь уже не смирение, здесь не видение глубины своих грехов, а здесь уже гордость растет. А что лучше – безбожие или гордость? И то, и другое страшно: безбожие – это одиночество, а гордость – это разве не одиночество? Когда человек только себя видит. Когда человек только себя возносит. Когда человек себя считает лучше других. А вы встаньте на стульчик, поднимитесь, легко вам будет поздороваться с другими, кто на земле стоит? Легко вам будет обнять их? Легко им будет руку дать? Нет, надо вниз сойти и увидеть этого человека. Увидеть его и к себе прижать его, и жить этим человеком, ближним жить. А когда вот так вознесешься туда, да на стол залезьте повыше – как оттуда вы человеческую боль увидите? Все туда возносимся, как на постаменте стоим. И живем только собой и своим «я». А Петр тогда не так. А Петр: «Отойди от меня. Отойди, Господи. Дай мне сейчас собраться с собой, ведь я такой грешный. А надо ведь идти за Тобой. А надо ведь следовать за Тобой. А надо ведь подняться к Тебе, Господи. Подняться». И Господь говорит ему, вот тут Он каждому из нас говорит: «Только тогда, когда ты не только поверишь, а когда вслед за верой ты еще и покаешься, когда веру сделаешь главным, не свое «я», не превозношение, не гордость, а Бога, веру свою сделаешь главным, вот только после этого, после этого услышишь: «И нынче же будешь ловцами человека». 

Как можно человека привести к Богу? Его полюбить надо. Бога и человека полюбить надо. А сможешь ты человек полюбить, если не умеешь прощать? Не умеешь слышать, не умеешь видеть в нем боль его! Сможешь ли ты так, человек, поступить? Вот полюбишь, и он пойдет. Не за тобой пойдет, а пойдет за Тем, Кто тебя сделал человеком. Кто в тебе любовь засеял, Кто в тебе эту любовь взрастил – за Христом пойдет. И радость великая будет! 

О чем мы должны радоваться? О том, что у нас получилось? Что мы умели хорошо сказать? Что мы умели хорошо молиться? Нет, что Господь услышал нашу малую молитву, Господь умножил наше слово, которые мы так несуразно всегда говорим. Услышал это слово и умножил его в сердце человека. И человек стал Божий. Божий стал. Вот как та рыбка Божия. Так и человек Божий. Рыбка плавает, как ей Бог повелел. А мы кто куда... Рыбочка знает, где икру метать, знает, как и где находиться, и каждая тварь, и зайчик тоже знает – весь мир, все знают, как себя вести. Только мы – кто куда. Кто в лес, а кто по дрова. Не все вместе к Богу, не одной дороженькой, не вместе к покаянию, не вместе в любви, разумея и понимая друг друга. А наоборот, не понимая. Кто куда... И вот надо, чтобы сердце наполнилось покаянием, чтобы сердце наполнилось смирением, и каждое слово наше было во славу Божью. Каждое слово и каждое действие наше. Каждая мысль была во Славу Божью, и шли мы за Христом. Шли за Христом. И вот когда Христос сказал: «Будете ловцами человеков», что сделали Апостолы? Всё оставили! Всё оставили! Корабли стояли, сети были, паруса подняты, рыбы было полно! Богатство! Всё оставили. За Христом пошли. Иногда у нас рыбы бывает полный дом, а иногда кошелек полный денег. А нам надо это оставить. Пускай, это будет вторичным, пускай той рыбой мы накормим всех, пускай те денежки в пользу пустим - в пользу, в добро, ближним своим во Славу Божью! Но главное, чтоб сердце никому и ничему не принадлежало, а было только со Христом. Любите, любите Бога и каждого. Каждого, кто встретится на пути. Аминь. 

Протоиерей Владимир Астахов

Фотографии: