"Что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную"?

В читаемом сегодня Евангелии один человек назвал Иисуса «учителем благим». Иисус ответил ему: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19:17; Мк. 10:18; Лк. 18:19). Ответ Иисуса можно понять в том смысле, что Он отрицает Свою божественность, противопоставляя Себя Богу. Однако Его слова могут быть поняты и в ином смысле: «называя Меня благим, ты признаешь Мою божественность». Отдельные толкователи считали, что подошедший к Иисусу человек не верил в Его божественность, поэтому и получил такой ответ.

В последующих словах Иисуса звучит радикальный призыв раздать имение и следовать за Ним. Почему от Закхея Иисус не потребовал полностью раздать имение и последовать за Собой, «взяв крест», а тут Он предъявил столь жесткие требования, что они заставили человека отойти с печалью? Иисус проводит разграничение между относящимся к обычному человеку, желающему наследовать жизнь вечную, и относящимся к тому, кто хочет достичь совершенства, то есть принять учение Иисуса в его самых радикальных аспектах.

Иисус предлагает путь духовного совершенства, предполагающий полное отречение от всех земных стяжаний и даже от родственных связей. В то же время, Он не навязывает этот путь всем, оставляя возможность спасения и для тех, кто не готов к полному разрыву с миром, в том числе, для богатых. О том, что и для них остается некая «лазейка» для вхождения в Царство Небесное, можно судить по поучению, которое Иисус адресовал ученикам сразу после ухода богатого человека (Лк. 18:24–27). Здесь Иисус не говорит о том, что богатому невозможно войти в Царствие Божие, но говорит, что это трудно.

Изречение о верблюде и игольных ушах характеризует речь Иисуса как образную, метафорическую: самое крупное из использовавшихся животных сравнивается с самым малым из известных отверстий. Однако необычность данного сопоставления заставляла уже древнецерковных комментаторов искать альтернативные пути интерпретации.

Ориген и вслед за ним Кирилл Александрийский полагали, что слово «верблюд» указывает не на животное, а на «канат»; о существовании этого мнения упоминает и Феофилакт Болгарский, почти буквально повторяя слова Кирилла. Поводом к данному толкованию послужило фонетическое сходство в греческом языке слов «верблюд» и «канат» («толстая веревка»). При таком понимании в сравнении, как может показаться, больше логики: два образа взяты из одного ряда. Однако данное толкование, основанное на представлении о вкравшейся в текст Евангелия ошибке, кажется малоправдоподобным.

Митрополит Иларион

Фотографии: